Интересно, что пытается скрыть газета Вести

15 января 2015
2200 просмотров Голосов: 0 Автор:Pavel Nek
article6734.jpg

Изначально на сайте в большом материале «Трагедия в Волновахе: Очевидцы, реакция мира, коментарии в Сети», (в оригинальном заголовке пропущена вторая буква «м») были размещены два комментария неких очевидцев. Короткий комментарий «солдат 72-й белоцерковской механизированной бригады», данный репортерам газеты, — солдаты сообщили, что в автобус стреляли сепаратисты ДНР. Второй комментарий — обширный пост, взятый из фейсбука якобы жителя Макеевки Павла Чепчерука, который заявил, что своими глазами видел, как стреляли с территории, контролируемой украинскими военными. Интересно, что со временем оба комментария были удалены, но сохранились в кеше гугла на момент 10:51 утра сегодняшнего дня, а позднее, в кеше страницы на 15:09, также исчезли. На всякий случай я сделала скрины материала в его оригинальной версии.

Естественно, у меня возникло несколько вопросов к появлению такой информации на сайте издания. Во-первых, проверяли ли журналисты газеты правдивость заявления Чепчерука. Пытались ли с ним связаться, чтобы убедиться, что автор – реальный человек, а не оплаченный кем-то провокатор. Наконец, – если журналисты были убеждены в адекватности своего источника, – почему из публикации исчезли эти самые свидетельства очевидца, а из заголовка – само слово «очевидец»: сейчас материал называется «Трагедия в Волновахе: реакция мира, коментарии в Сети» (без «очевидцев» и без буквы «м»).

Чтобы получить ответы на эти простые вопросы, я обратилась к одному из авторов материала Игорю Кулику. К сожалению, Игорь отказался от комментариев и уточнил, что не был в курсе ни того, что в материале были свидетельства очевидцев, ни того, что они исчезли. С теми же вопросами я обратилась к заместителю главного редактора газеты, а также главному редактору сайта Екатерине Тереховой – и с тем же результатом: Екатерина просто отказалась комментировать публикацию, не вдаваясь в подробности. Издатель и официальный владелец холдинга Игорь Гужва не отвечает на звонки.

Вопросы остались без ответа – но хочу напомнить, что у нас уже есть примеры того, как «убедительные свидетельства» якобы очевидцев, рассказывающих всему миру о распятых в трусиках мальчиках, в результате, задним числом, становились «болезненной фантазией женщины, чья психика не выдержала ада круглосуточных обстрелов».

Кстати, поверхностный анализ фейсбука «свидетеля», который обвинил украинских военных в расстреле автобуса под Волновахой, тоже вызывает некоторые вопросы. Например, страница заведена в октябре 2014 года, то есть три месяца назад, на ней практически нет комментариев самого Павла, зато имеются обильные ссылки на исключительно российские новостные ресурсы. Нет фото или любой другой личной информации, и при этом всего 28 друзей. Почему журналисты «Вестей» доверились именно этому «очевидцу»? Его пост, кстати, перепечатали 355 пользователей – хотя до этого подобной славы ни один им выложенный комментарий не удостаивался.

В общем, запутанная история с очевидцами у «Вестей» получилась. И жаль, что журналисты, в том числе главный редактор, не хотят говорить на эту тему.

P.S. Главный редактор сайта Екатерина Терехова, после двухчасовой паузы, решила ответить на мои вопросы:

— Скажите, Екатерина, почему из материала исчезли комментарии «очевидца Павла Чепчерука»?

— Я побеседовала с двумя авторами материала, а также с редактором, который работал с ним, и выяснила следующее: изначально мы дали комментарии украинских солдат, которые говорили, что их обстреливали сепаратисты. Также наш журналист нашел свидетельство другого очевидца в соцсети, с другими данными. И поставил его в подборку комментариев. Но позже ребята проверили аккаунт в фейсбуке этого пользователя, он показался им подозрительным, и поэтому он удалил его комментарий из статьи.

— А почему вы удалили также свидетельство украинских солдат?

— Ну, эти комментарии стоят отдельным материалом на сайте. И в данном случае мы приняли решение поступить именно так.

— А до публикации ваши журналисты не проверяли фейсбук автора поста?

— Проверяли. Просто часть материала готовилась ночью, ночным редактором, часть материала готовилась уже утренним редактором, в частности, подборка мнений из соцсетей, и уже утренний редактор перепроверил информацию – у него есть больше полномочий, он является выпускающим редактором.

— С вашей точки зрения, публикация поста из фейсбука на сайте в материале в принципе возможна?

— Смотрите, во-первых, этот материал вышел только на сайте. Но даже не это важно. В газете у нас, если вы знаете, с некоторой периодичностью выходит реакция соцсетей. И мы в газету ставим подборку лидеров мнений, или не лидеров мнений, а просто какие-то яркие комментарии.

— Этот пользователь, насколько я вижу, не является лидером мнений. Но вы, при этом, вынесли в заголовок материала именно его как очевидца – если учесть, что свидетельства украинских военных у вас уже стоят на сайте отдельным материалом.

— Я считаю, что абсолютно нормально включать в публикацию комментарии из социальных сетей – так делаем не только мы, но, наверное, абсолютно все интернет — СМИ.

— При условии, что они знают, кто эти люди. Вы знаете, кто этот человек?

— Естественно, я с ним лично не знакома.

— А кто-то из ваших журналистов лично знаком или связывался с ним?

— Смотрите. Мы очень часто делаем, повторюсь, подборку из соцсетей. И подписаны на очень многих людей, часть комментариев пользователей у нас есть просто в ленте. И мы не знакомы с этими пятью – десятью тысячами человек, которых мы мониторим.

— Но вы считаете допустимым публиковать мнение неизвестного и никак не проверенного человека?

— Если бы мы утверждали, что этот человек прав и соглашались с его мнением, — то это было бы недопустимо. Но в данном случае, это был приведено как просто комментарий очевидца одного, комментарий очевидца второго, — и без каких либо оценочных суждений.

Вот такой исчерпывающий комментарий дала мне Екатерина. У меня, конечно, тоже есть вопросы – почему у кого-то в редакции «Вестей» есть права более внимательно изучить фейсбук пользователя; и почему можно на сайте газеты разместить мнение неизвестного человека, назвав его при этом «очевидцем», а не «проплаченым кремлевским ботом», «провокатором», «непроверенным источником» или «анонимным сторонником ДНР». Но, наверное, это повод для отдельного разговора. Например, с медиаэкспертом Игорем Кулясом, у которого я поинтересовалась, может ли быть опубликовано подобное «свидетельство» в СМИ:

— Публикация с фейсбука поста неизвестного человека – тоже самое, что распространение бабушкиных разговоров. Для средства массовой информации вообще недопустимая вещь, поскольку достоверность того, что там написано, не подтверждена ничем. Если на заборе будет что-то написано – газета тоже не сможет обойти вниманием эту надпись? Фейсбук – тот же забор, на котором кто угодно может написать что угодно. Газета имеет большой тираж — и они просто берут и совершенно недостоверную информацию распространяют на головы ни в чем не повинных читателей. И не важно, о чем идет речь – о Волновахе ли, или о чем-то другом.

Дуся

Похожие статьи:

ПроисшествияПоврежден канал Северский Донец-Донбасс

Новости УкраиныВячеслав Поездник поделился, чем кормят солдат ВСУ

Новости ОбществаРоссийский солдат поплатился жизнью- рассекретил отправку воевать в Украину

ПроисшествияНовые подробности трагедии под Волновахой

ОбществоГруз 300 - Россия не признает вторжение на Украину

Комментарии 0

Связаться с нами:

facebookgooglemailodrsstwittervkvk

закрыть

Соц сети