Сколько лет будет идти война на Украине

16 февраля 2015
6420 просмотров Голосов: 0 Автор:Pavel Nek
article7388.jpg

Со страниц СМИ с рассказами о войне чаще всего выступают бойцы добровольческих батальонов — они охотнее других идут на контакт с журналистами.

Реже — служащие регулярных войск, которые привыкли смотреть на такое общение с позиции “чтобы не выдать военную тайну, лучше вообще молчать”. И практически никогда говорить с журналистами не соглашаются бойцы подразделений специального назначения, отчего складывается ложное впечатление, будто они вообще не принимают участия в этой войне. В то время как они делают огромную работу в зоне АТО и каждый день рискуют жизнью, просто не рапортуют об этом в фейсбуке.

Герой этого текста еще осенью отказывал LB.ua в интервью. Сейчас при помощи общих знакомых из фонда «Мир и порядок» удалось убедить его открыть читателям хотя бы часть того, что он видит на передовой.

Евгений (имя изменено по просьбе героя) – офицер подразделения разведки, который входит в состав Нацгвардии. Раньше служил в подразделении специального назначения Внутренних Войск и вообще имеет продолжительный опыт службы (более 15 лет) в различных спецподразделениях Национальной Гвардии Украины.

Костяк подразделения, в котором служит Евгений, — это офицеры-контрактники из «Омеги» и различный спецподразделений. Принимали также офицеров из других подразделений и ведомств (ВСУ, МВД Украины), гражданских лиц. “Добровольцев берем, конечно же, — говорит Евгений. — Но они должны пройти обязательный отбор. Еще одно обязательное условие — это вступление на контрактную службу. При рассмотрении кандидатуры проводим физические и психологические тесты. Выясняем, насколько сознательно человек идет к нам, понимает ли всю степень риска и ответственности”.


Идея создания такого элитного подразделения принадлежит одному из основателей фонда «Мир и порядок» Всеволоду Кожмяко. «Еще в конце лета я понял, что нам не хватает обученных профессионалов разведчиков и диверсантов, — говорит Всеволод. — Обратился к министру Арсену Авакову с просьбой разрешить создание отряда для этих целей. Пообещал, что фонд возьмет на себя полное обеспечение формой, всей амуницией, связью, различными ночными и тепловизионными приборами, легковым транспортом, инструкторами по самому высокому стандарту элитных частей. Аваков поддержал идею и подписал приказ. На этапе создания также сильно помог и поддержал нынешний министр Степан Полторак, который тогда был командующим Нацгвардией. С Евгением и его ребятами я познакомился в АТО. Они согласились на такой эксперимент — попробовать создать одно из лучших и боеспособных подобных подразделений в Украине».

Подготовка проводится на полигонах в Харьковской области и на базе академии Нацгвардии в Харькове. К занятиям привлекаются бывшие и действующие сотрудники различных спецподразделений, опытные инструктора из спецназа СБУ, НГ, армейской разведки. “Очень много людей помогает из разных специфических сфер деятельности. Например, специалисты по инженерии, по радиоэлектронике. Вообще подразделение постоянно находится в режиме подготовки, если не в зоне АТО. Сейчас, например, идет снайперская и инженерная подготовка. Много внимания уделяем физической подготовке, рукопашному бою, работе с холодным и огнестрельным оружием”.

Подразделение еще не полностью укомплектовано, но уже работает в зоне АТО?

Да. Это, на мой взгляд, не совсем правильно, не прошло и месяца с момента создания подразделения, как мы уже отправились в зону АТО. В сектор С. Времени на подготовку личного состава было совсем мало. На данный момент подразделение еще комплектуется. Но мы понимаем, что находимся в состоянии войны, и поэтому во времени на раскачку ограничены.

Все, кто осознает степень ответственности и риска, имеет возможность пройти отбор (это приглашение. Кто хочет попытать счастья и стать членом подраздения — звоните на номер 093 067 37 97 — прим. Ред). Мы будем рассматривать кандидатуры на общих основаниях. Зарплата у нас хорошая, плюс отдельно премия за время, проведенное в зоне АТО. Но, знаете, очень мало людей хочет к нам идти.

Почему? Мне кажется, ваш отряд — хорошая альтернатива мобилизации непонятно куда.

Потому что нужно зайти на неподконтрольную территорию, остаться там, грубо говоря, одним, без особой поддержки, собрать определенную информацию, возможно, выполнить определенные диверсионные действия, а потом еще и вернуться. Люди понимают, что это очень рискованно. И что нужно быть очень хорошо подготовленным.

Тренировка отряда спецназначения Нацгвардии под Харьковом
Фото: dozor.kharkov.ua

Тренировка отряда спецназначения Нацгвардии под Харьковом

Это по фильмам красиво показывают, что такое разведка. А большинство из тех, кто знает, как это на самом деле, не очень хочет идти в разведчики, и поэтому у нас нет большого количества добровольцев, как в батальонах. Зато те, кто приходит, имеют сильную мотивацию — в нашем подразделении они могут вырасти в настоящих профессионалов.

Но у вас есть сведения о том, где минные поля? Или откуда вы вообще узнаете, как пройти на территорию врага?

Иногда есть сведения, иногда на месте ориентируемся. Есть специальная подготовка, которая позволяет обходить мины. Иногда их видно. Иногда место такое, что понятно — там могут быть мины, не идем.

Представляете, если до сих пор находят мины второй мировой, то сколько лет еще на этих новых минах будут подрываться случайные люди.

Да, придет весна, начнется сбор грибов-ягод… Кушать-то людям может быть особо и нечего, кроме того, что в лесу растет. Плюс сейчас зимой люди не пользуются проселочными дорогами, а весной начнут ходить тропками, через леса. А там все заминировано.

Сколько времени вы провели в зоне АТО за последний год?

Я больше там, чем не там. Промежутки между заходами 7-10 дней. То есть, приехал домой, показался на глаза родным, и опять…

Сейчас основная задача подразделения — разведка?

С недавних пор да, основная задача — разведка. Во время перемирия наблюдали за войсками ДНР и ЛНР, которые были на линии обороны. Видели, как они нарушали перемирие.

Часто?

Чаще придерживались договоренностей, но и нарушали. Там же много всяких непонятных группировок, которые периодически воюют между собой. Мы несколько раз были свидетелями их стычек. Как-то раз 10-15 минут наблюдали вооруженный конфликт — одна машина ехала за другой, потом из них выгрузились люди, заняли оборонительные позиции. Очень грамотно, кстати, заняли. Быстро к обеим сторонам подошло подкрепление. Использовали дымы, гранаты. Потому приехал кто-то из руководства и стрельба прекратилась.

То есть, все эти рассказы о том, что ДНР и ЛНР — пьяный сброд, не отвечают действительности?

Скажем так. На войне везде и всегда была склонность к употреблению спиртных напитков. Она есть и с нашей стороны, и с их стороны. А что касается профессионализма — если человек находится полгода на войне, у него хочешь-не хочешь приобретаются специфический опыт и знания.

С российскими войсками вы сталкивались?

В моем подразделении есть офицеры-бойцы, которые непосредственно общались с военнопленными-действующими военнослужащими из Российской Федерации. Было несколько таких случаев.

И что они рассказывали? Что заблудились?

Рассказывали, что их обманули. Что они пришли сюда с определенной целью, а здесь все оказалось совсем не так, как им говорили.

С какой целью? Защищать русских от фашизма?

Да.

Есть поселок Донецкое. В какой-то момент оттуда убрали бойцов ДНР/ЛНР (не знаю, кто там точно был — как раз было перемирие, и мы не могли проводить военные действия). И вместо них зашли люди в одинаковой форме, молодые, до 30 лет, которые отдавали военные приветствия определенным людям, у них проходила четкая смена постов. То есть, очень организованное подразделение заступило. Шевронов российской армии я не видел. Потому не могу утверждать, что это были российские войска. Могу сказать — это было очень похоже на регулярные войска.

Но я не говорю, что с той стороны профессиональнее люди, чем с нашей стороны.

Но на самом деле, за то время, что продолжаются боевые действия, ДНР и ЛНР при помощи, которую им оказывает Россия, уже вполне могли бы подготовить какие-то более-менее регулярные подразделения.


Могло бы? Или вы видели какие-то свидетельства того, что подготовили?

Есть много информации об учебных базах, центрах, которые уже есть на территории Украины в Донецкой и Луганской областях.

Похожие статьи:

Новости ПолитикиВыездное заседание Киеврады отгородилось от журналистов столами и милицией

Новости УкраиныПольський журналіст підкорив YouTube своїми відеорепортажами з Грушевського

ПроисшествияОпубликовано видео ограбления журналистов «казаками» в Симферополе

Новости УкраиныЖурналісти провели акцію в центрі Києва

Новости УкраиныМилиция в Киеве сознательно атаковала медиков и журналистов

Комментарии 0

Связаться с нами:

facebookgooglemailodrsstwittervkvk

закрыть

Соц сети