Правозащитник Наталья Уманец о проблемах Броварского района

5 февраля 2016
4586 просмотров Голосов: 0 Автор:Pavel Nek
article11903.jpg

Наталья Уманец — юрист, правовой эксперт, адвокат, основатель Всеукраинской общественной организации «Правозащитное объединение "Истина" — о новом прокуроре, своей деятельности и проблемах Броварского района.

 

НАТАЛЬЯ, РАССКАЖИТЕ, КАКИЕ ЗАДАЧИ РЕШАЕТЕ СЕЙЧАС? ЧЕМ ЗАНИМАЕТСЯ ВАША ОРГАНИЗАЦИЯ?

Основная задача правозащитного объединения «Истина» — борьба с коррупцией в правоохранительных органах и органах государственной власти, предоставление правовой защиты и поддержки людям, которые попали в ситуации, в которых представители правоохранительных органов занимаются вымогательством, создают фиктивные уголовные производства, производят незаконные обыска. Сейчас мы анализируем деятельность прокуратуры Броварского района. На дынный момент назначен новый прокурор. Планируем следить за его работой и поддерживать сотрудничество и справедливые начинания. Нашему новому руководителю прокуратуры нужно знать о всех проблемах и нюансах. Зарплаты прокуроров и милиционеров, преступные схемы и многое другое — члены организации "Истина" знают все. Наш долг — осведомить обо всех проблемах новую власть.

Сейчас мы заняты нашим районным управлением ЖКХ, так как его "работа" практически не проводится. В Броварах буквально рушатся некоторые дома: горит проводка, течёт крыша, во многих квартирах невозможно жить, а управление перечисляет бюджетные средства на фиктивные компании, которые не выполняют никаких ремонтных и строительных работ, а лишь закрывают актами выполненных работ перечисленные средства. Сейчас открыто уже уголовное производство по одному из таких фактов.

ПОЧЕМУ ВЫ РЕШИЛИ УЧАСТВОВАТЬ В КОНКУРСЕ НА ДОЛЖНОСТЬ РУКОВОДИТЕЛЯ ПРОКУРАТУРЫ БРОВАРСКОГО РАЙОНА? ЧЕМ ЗАНИМАЛИСЬ РАНЬШЕ?

 

Если бы три года назад меня спросили, вижу ли я себя сотрудником прокуратуры или другой государственной структуры, я бы рассмеялась, но когда становишься свидетелем абсолютно беспредельной ситуации, приходит осознание того, что это не нужно терпеть, а нужно бороться! Переход на государственную службу — это возможность бороться с коррупцией. Конечно же, я понимаю, что когда уходишь на государственную службу, ты должен выполнять определенные требования и не можешь заниматься определенными видами деятельности. До этого основной моей работой была адвокатская деятельность и деятельность арбитражного управляющего, защита в уголовных производствах, сопровождение хозяйственной деятельности предприятий и экспортно-импортных операций, ведение процедур банкротства. Юриспруденция — моё призвание.

О КАКОЙ БЕСПРЕДЕЛЬНОЙ СИТУАЦИИ ВЫ ГОВОРИЛИ?

В 2013-том году я столкнулась с крайне неприятной ситуацией в Броварах. Директора предприятия по бухгалтерскому сопровождению  Раису Евгеньевну Соломонюк просто взяли в тиски преступных схем. И кто был организатором этого действа? – следователь Броварского райотдела и группа прокуроров Броварской районной прокуратуры. Был проведен незаконный обыск по определению суда, которое касалось совсем другого предприятия, вследствие чего был полностью «вынесен» весь офис, после чего вымогались большие деньги за возврат документов, бухгалтерских баз, компьютеров с базами предприятий, которые находились на обслуживании. Клиентам говорилось, что Соломонюк украла 32 млрд. грн.   и  что ее вот-вот посадят и все это без уголовного дела в отношении Соломонюк. Именно с этого момента и началась моя борьба с ними.

КАК ВЫ СЧИТАЕТЕ, МОЖЕТ ЛИ ЮРИСТ СПРАВИТЬСЯ С ТАКИМИ ГЛОБАЛЬНЫМИ ПРОБЛЕМАМИ? ДОВЕРЯЮТ ЛИ В НАШЕЙ СТРАНЕ ЮРИСТАМ?

Юристы могут и должны справляться с подобного рода ситуациями, именно в этом и заключается «работа» юриста. Адвокатам,  например, не доверяют из-за участия в таких преступных схемах, как с Соломонюк,  в качестве посредников. Стоит только оказаться в подобной ситуации, как появляется большое количество «адвокатов» готовых решить все эти проблемы за н-ую сумму денег и убеждающих, что иначе никак нельзя и что вас вообще уничтожат и т.д… Как правило,  эти адвокаты и работают в схеме в недобросовестными прокурорами и сотрудниками милиции.

ТАКИЕ СИТУАЦИИ ТИПИЧНЫ ДЛЯ СИТУАЦИИ В СТРАНЕ В ТОТ ПЕРИОД?

Под волну прокурорского произвола попали десятки, если не сотни предприятий. У людей отбирали бизнес, отбирали производство, оборудование, жгли машины. У нас в стране эти бандитские приёмы были как мера наказания или предупреждения. Все молчали до определенного момента, но сейчас ситуация иная. Мы в силах это изменить и на это повлиять.

ЧТО ИЗМЕНИЛОСЬ ЗА ПОСЛЕДНИЕ ДВА ГОДА?

Люди перестали бояться говорить правду. К нам обращаются многие жертвы прокурорского или милицейского произвола. Мы инструктируем, как вести себя в той или иной ситуации, оказываем правовую помощь. Прокуратура и милиция стали действовать несколько осторожней. Окрытого вымогательства и прежних грубых схем нет. Возможно, это связано с нынешними реформами. Они боятся неизвестности. Но если брать в целом, то лучше не стало. Дела так же не расследуются, заявления так же не регистрируются и в реестр не вносятся, «неудобные» дела затягиваются, Генеральная прокуратура очень вяло  реагирует на обжалование нарушения разумных сроков расследования уголовных производств.

ПОЛУЧАЕТСЯ, ЧТО ПРОКУРОРСКИЙ ПРОИЗВОЛ И ДАЛЬШЕ ПРОЦВЕТАЕТ, ТОЛЬКО В ДРУГОЙ ФОРМЕ?

Прокуратура должна выполнять определенные функции. У нас был случай фальсификации фиктивного уголовного производства в отношении предпринимателя. На стадии раскрытия своих материалов стороной защиты, мы предоставили все документы, свидетельствующие об отсутствии состава преступления, и самого события преступления. Несмотря на материалы, которые полностью опровергают обвинительный акт, прокуратура передает дело в суд и поддерживает обвинение, причем приводит в суд свидетелей, которых предварительно учат, что нужно говорить. Свидетели, которые о деле ничего и не слышали, рассказывают подробности, которые нужны стороне обвинения, но после суда просто исчезают. А параллельно прокурор требует сумму денег за которую он готов закрыть дело.  Вот это и есть произвол. Когда специально создается уголовное производство лишь с целью получить деньги за его закрытие. О каких функциях и задачах прокуратуры может идти речь вообще. Прокуратура должна начать  выполнять свои задачи, предусмотренные законом, а не заниматься бандитизмом. В данное время, в основном благодаря деятельности Давида Сакварелидзе, подобного стало меньше, но расслабляться нельзя, так как люди остались практически те же. Например многие из тех броварских прокуроров, кто занимался незаконным преследование Соломонюк, сейчас работают в прокуратуре Киевской области.

КАК ВЫ ДУМАЕТЕ, КОНКУРСНАЯ СИСТЕМА ОТБОРА ИЗМЕНИЛА  ЭТУ СИТУАЦИЮ?

Если у нас основной двигатель реформ — страх, будут бояться. Будут бояться — значит, есть контроль. Возможно, придет осознание того, что любое неправомерное действие повлечет за собой ответственность и крайне негативные последствия. Искоренится тотальная круговая порука, когда можно делать все, что хочешь, и тебя прикрывают сверху. Понятно, что проблемы не исчезнут. Но направленные реальные действия на искоренение вымогательства  и коррупции в органах прокуратуры под силу каждому, кто оказался в такой ситуации. Главное не поддаваться панике. Ну и конечно же все будет зависеть от руководства Генеральной прокуратуры. Если районный прокурор будет знать, что он не получит защиту и поддержку «свыше», а получит лишь открытое в отношении него уголовное производство, то это будет большим стимулом воздержаться от незаконных действий. 

А КАК ВЫ ДУМАЕТЕ, ПРИ КАКИХ УСЛОВИЯХ РЕФОРМА СРАБОТАЕТ И ЧТО ДЕЛАТЬ ЕСЛИ РЕФОРМЫ НИЧЕГО НЕ ИЗМЕНЯТ?

Если будет контроль сверху, районный прокурор будет знать, что в случае каких-либо неправомерных действий последует жалоба в СБУ, в департамент внутренней безопасности генеральной прокуратуры — и будут приняты меры, то изменят. Однако не только страх и понимание ответственности смогут остановить коррупционера. Если он знает, что его прикроют – он будет совершать должностные преступления. Как в нашем случае со следователем Броварского районного управления  Громадским. На него открыто два уголовных производства, но результата нет, потому что его прикрывает областная прокуратура. Четыре раза закрывалось уголовное производство и четыре раза мы его возобновляли через суд. Следователь Киевской областной прокуратуры закрывает дело, ссылаясь на документы, которых не существует и в материалах производства нет, как это можно назвать? А следователь Громадский, который у нас в районе очень знаменит,  был такой себе палочкой-выручалочкой в структуре. Его карьера впечатляет. За семь месяцев он смог пройти путь от следователя в районном управлении до следователя следственного управления МВД и это при том, что уровень его компетентности очень сомнительный. Вы только вдумайтесь: следователь по экономическим преступлениям не может отличить налоговую накладную от расходной накладной и рассказывает мне что, «можно снять деньги в банке по ксерокопии чековой книжки, потому что он это в кино видел». Дословно его цитирую нарочно,  это «великий» специалист и судя по всему очень нужный структуре.  Поэтому, я могу сделать два вывода об условиях в которых реформа реально может завершиться успехом. Это немедленное привлечение к уголовной, дисциплинарной и административной ответственности любого прокурора за коррупционное правонарушение или преступление и отсутствие круговой поруки при «отмазывании» прокурора от ответственности за его преступления. Ну а в случае если реформа окажется фикцией, то тогда должны бороть сами люди. Не поддаваться и сдаваться, не платить им, а бороться.

НА ВАС ДАВИЛИ ИЗ-ЗА ВАШЕЙ ПРАВОЗАЩИТНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ?

Нет, просто закрывали дела. По нашему заявлению в отношении следователя открыли уголовное производство, а областная прокуратура, которая его расследовала, с целью прикрыть интересы следователя, закрывала дело, мы  возобновляли производство через суд, а также добились признания потерпевшей. Кстати, в печально известном Печерском районном суде. Положительным моментом было то, что судьи, в том числе и судья Царевич, всегда удовлетворяли все жалобы, так что не все так безнадежно.

А ЛИЧНО НА ВАС МОРАЛЬНОЕ ДАВЛЕНИЕ БЫЛО?

Моральное давление было на протяжении всего времени дела Раисы Евгеньевны и не только на меня. Следователь Громадский вызывал всех её клиентов (а у неё на тот момент на бухгалтерском обслуживании было около 200 предприятий) и говорил, что Соломенюк его обокрала. Он требовал написать заявления. Благо большинство людей, которые занимаются бизнесом, адекватные, разумные и понимают что к чему. Но были и такие, кто верил ему. Им приходилось показывать опровергающие обвинение документы. Но слух по городу пустили. Всё было основано на беспочвенных обвинениях и шло просто невообразимое моральное давление. Всю степень аморальности происходящего начинаешь понимать только тогда, когда лично сталкиваешься с этим.

И ЧТО ПРОИЗОШЛО В ИТОГЕ?

Остановка работы многих предприятий и срыв бизнес-выставки, организованной совместным польско-украинским предприятием, невыплата заработной платы и не сдача отчетов. Методом ложных слухов и грязных обвинений пользовались и продолжают пользоваться. Если с этим сталкивается юрист, он знает, как это перебороть. Обычным людям очень тяжело вынести это, прежде всего, морально, так как они не понимают, как и с чем бороться. Но на данный момент все хорошо, мы вернули документы и технику через суды, в отношении следователей открыты уголовные производства, а прокурора, который вымогал у Соломонюк деньги, уволили из органов прокуратуры.

МОЖЕТЕ РАСКАЗАТЬ, КАКИЕ ВНУТРЕНИЕ КАЧЕСТВА ПОМОГЛИ ВАМ БОРОТЬСЯ  В ЭТОЙ СИТУАЦИИ?

Я просто разозлилась. Тут даже не идет речь о внутренних качествах. Меня разозлило то, что абсолютно неграмотные и совершенно далекие люди, которые просто получили должности и кое-какие полномочия, используют их на полную катушку в таких грубых преступных схемах. У меня появилось желание довести все до конца, упорство и стремление хоть что-то изменить, потому что просто надоело. Бровары – это Чикаго 30-тых годов. Все об этом говорят и все это знают.  Известно о нарушениях в Броварском районе и в областной прокуратуре, думаю что известно и в Генеральной прокуратуре, но все продолжают делать вид, что всё нормально.

ЧТО ВЫ МОЖЕТЕ ПОСОВЕТОВАТЬ ЛЮДЯМ, КОТОРЫЕ ПОПАЛИ В СИТУАЦИЮ, АНАЛОГИЧНУЮ ВАШЕЙ?

Я могу дать главный совет. Когда люди попадают в такую ситуацию, они должны понимать, что проблемы создаются искусственно, и так же искусственно создаются пути их решения. Как правило, когда происходит обыск или кого-то задерживают, тут же находится человек, который предлагает «выгодное решение». Чаще всего это адвокаты, которые кормятся при таких структурах, или бывшие сотрудники правоохранительных органов и прокуратуры. Они в первые дни приходят и говорят: «Я все решу. Я помогу. Вот только заплати эту сумму и проблема исчезнет». Так вот, я советую на это не реагировать. Лучше найти человека, который действительно может посмотреть документы, оценить ситуацию и довести ее до справедливого разрешения. Если не было основания для задержания, нет причин для проведения обыска, если это все надумано, нужно бороться. Потому что один заплатит, второй заплатит — и формируется система. Причина в том, что люди не знают, как поступить правильно, и поддаются страху и панике. Если бы люди боролись, то каждый прокурор перед воплощением какой-нибудь грязной схемы десять раз подумал бы, что он может стать «звездой» Ютюба, что его могут снять на видео, что будет куча жалоб и рано или поздно он получит ответную реакцию. Если бы прокуроры об этом знали, не было бы грязных вымогательств. А люди боятся, и страх их парализует настолько, что они готовы все отдать, лишь бы прекратить эту ситуацию. Вот это создает и подпитывает систему, и она благополучно функционирует.

Люди боятся сказать твердое НЕТ, как это сделали мы. Мы выстояли! Если я понимаю, что есть за что ухватиться, пускай это и мизерный шанс, я хватаюсь, и пользуюсь этим для полного опровержения всех надуманных обвинений. Я это говорю для тех, кто действительно стал жертвой махинаций, грязных схем. Я не говорю о тех, кто платит, чтобы продолжать незаконную деятельность. Я готова встать на защиту людей, которые реально пострадали от произвола правоохранительных органов, но не тех, кто выторговывал для себя более выгодные условия. Это разные вещи.

Мы приглашаем всех вступать в нашу организацию — чем больше людей, тем лучше. Не зря говорят: один в поле не воин. Но многое меняется. Сегодня и один человек может начать борьбу, к которой впоследствии присоединятся тысячи.

Похожие статьи:

Новости ОбществаВ Броварах прошла благотворительная акция "Помоги Героям"

ПроисшествияВ Киеве расстреливают сотрудников ГАИ: уже трое погибших

Новости ПреступностиВ Броварах украли ребенка

ПроисшествияПод Киевом горит склад

Комментарии 0

Связаться с нами:

facebookgooglemailodrsstwittervkvk

закрыть

Соц сети