Porsche 356C продан на аукционе за 1,76 млн долларов

12 декабря 2015
3419 просмотров Голосов: 0 Автор:Dreamy
article11330.jpg

Автомобиль Porsche 356C, принадлежавший американской рок-певице Дженис Джоплин, продан на аукционе за 1,76 млн долларов.

Первоначально ожидалось, что  выпущенный в 1964 году автомобиль, уйдет с молотка не более чем за 600 тысяч долларов. Однако неизвестный коллекционер выложил за него практически в три раза большую сумму.

Топ-лотом торгов, проводившихся аукционным домом RM Sotheby's, стал гоночный Ferrari 290MM, выпущенный в 1956 году для легендарного аргентинского автогонщика Хуана Мануэля Фанхио. Он ушел за 28 млн долларов.

На аукционе также был побит рекорд цены на машину британского производства. Теперь он принадлежит автомобилю Aston Martin DB4GT Zagato 1964 года. Его приобрели за 14,3 млн долларов.

Дженис Джоплин скончалась в 1970 году на 28-м году жизни. Несмотря на то, что при жизни она записала всего четыре альбома, певица считается одним из лучших рок- и блюз-исполнителей всех времен.

Автомобиль Porsche 356C по заказу Джоплин был украшен яркими психоделическими рисунками. После ее смерти машина экспонировалась в музее Зала славы рок-н-ролла, а также в Музее психоделического искусства.

Аукционный дом RM Sotheby's создан в этом году в результате слияния дома RM Auctions, специализировавшегося на исторических автомобилях, с аукционным гигантом Sotheby's. Проводившийся 10-11 декабря аукцион стал для нового дома дебютным.

 

 

Дженис Джоплин родилась в 1943 г. в Техасе.  В  ее  семье  и  окружении

традиции соблюдались в высшей степени строго. И она  очень  скоро  восстанет

против них, уже в лицее заявляет о себе, как о непокорной личности.

     Техас в то время был расистским штатом, и ее товарищи не понимали,  как

она осмеливается выступать в защиту негров.

     Дженис не была привлекательной, кроме  того,  у  нее  были  проблемы  с

весом. Из  чувства  противоречия,  а  также  потому,  что  ее  внешность  не

позволяла  ей  разыгрывать  карту  женственности,  она  бросается  в  другую

крайность и строит из  себя  девицу  с  мальчишескими  замашками:  одевается

только в брюки и рубашку, не красится, ругается матом и не идет не на  какие

компромиссы.

     "По этим причинам, — вспоминает  один  ее  товарищ,  -  другие  ученики

издевались над ней и преследовали. Она вела себя как  бунтарь  в  то  время,

когда даже у взрослых возникали серьезные неприятности,  если  они  пытались

нарушить установленные порядки. А это была девочка".

     В 18 лет  Дженис  отправляется  на  несколько  дней  в  Лос-Анджелес  и

попадает в квартал, где обосновалась колония хиппи. Оттуда она  возвращается

в восторге. "Наконец я встретила таких же людей, как и  я",  -  говорит  она

своим друзьям.

     В то время движение хиппи в Соединенных  Штатах  все  больше  и  больше

набирало вес. Хиппи протестовали против войны во Вьетнаме  и  отвергали  все

ценности капиталистического общества.

     Дженис немедленно примкнула к этому движению, приняв не только  взгляды

хиппи, но и их непомерное увлечение наркотиками и сексом. "В течение долгого

времени, — вспоминает одна ее подруга, — Дженис очень робела  в  присутствии

мальчиков. Я думаю, она комплексовала из-за своей внешности. Она общалась  с

ними, но отказывалась от всякого сближения. Затем, начав  курить  марихуану,

она почувствовала себя раскрепощенной и стала отдаваться всякому, кто  носил

брюки. Мне кажется, что таким образом она мстила другим девушкам, у  которых

уже давно были парни, тогда как к ней никто даже не приближался".

     Ее сексуальные подвиги стали притчей во языцех в маленьком городке, где

даже сейчас люди вспоминают об одном  вечере,  когда  Дженис  отдалась  всем

членам местной футбольной команды в честь их победы.

     Дженис начала петь с одной  местной  группой  и  принимать  все  больше

наркотиков.  Она  курила  марихуану,  принимала  ЛСД  и  поглощала  огромное

количество секонала. "В некоторые вечера, -  вспоминает  Джули  Пол,  -  под

воздействием наркотиков она полностью теряла над  собой  контроль.  Выбегала

посреди ночи на улицу и кидалась под машины или  билась  головой  о  стены".

Когда эйфория проходила, Дженис неизменно впадала в тягчайшие депрессии, так

как ничто в мире не могло скрыть правду: она была отвергнута всеми. Она была

одна.

     Без всякого сожаления она покидает Техас и уезжает в Сан-Франциско. Для

Дженис это был рай на земле.

     Ведь город переживал культурную  социальную  революцию.  Молодые  люди,

приехавшие сюда со всего света, старались построить новое общество,  девизом

которого стало бы "Любовь и мир". Парни носили  длинные  волосы,  девушки  -

длинные цветастые юбки. Секс и наркотики воспринимались здесь спокойнее, чем

в Техасе. Кроме того, это был центр музыки.

     Дженис сразу же почувствовала себя,  как  дома.  Она  присоединилась  к

одной группе и стала выступать в  местных  клубах,  пока  один  менеджер  не

заметил ее и не записал первый диск.

     "Дженис  была  необычайно  талантлива,  -   вспоминает   один   из   ее

гитаристов. — Проблема заключалась только в том, что она рассматривала жизнь

как нескончаемый праздник. Она думала только о том, чтобы выпить и  заняться

любовью. Иногда на сцене она была великолепна, а иногда — совершенный  нуль.

Публика никогда не знала, сможет Дженис петь или нет".

     Но в 1965 г. Дженис внезапно осознает, что физически  деградирует.  Она

решает  покинуть  этот  "рай",  вернуться  в  Техас  и  выйти   замуж.   Она

познакомилась с одним молодым канадцем, который представился ей  фармацевтом

(он основал компанию по  импорту  лекарств  только  для  того,  чтобы  иметь

возможность  доставать  наркотики).  С  короткими  волосами,  в  костюме   и

галстуке, он оказался антиподом длинноволосым хиппи.  Поэтому  он  показался

Дженис спасителем, посланным для того, чтобы вытащить ее из ада,  в  котором

она жила. Дженис провела год в Порт-Артуре, готовясь к браку.

     Жених навещал ее несколько раз, дата была уже  назначена.  Мать  Дженис

сшила ее подвенечное платье, но в день церемонии жених не явился в церковь.

     Для  Дженис  это  был  страшный  удар.  Она,  которая  в  глубине  души

стремилась к нормальной жизни, отреагировала с пугающей  злобой  самоубийцы.

Она решила, что жизнь — это сплошной обман, и с головой  окунулась  в  поиск

развлечений. Вернулась в Сан-Франциско, стала постоянной клиенткой заведений

для лесбиянок и перешла к сильным наркотикам.

     В  профессиональном  плане  ей  сопутствовала  удача.   Она   заключила

контракт, и ее первый альбом сразу же  поставил  ее  в  один  ряд  с  самыми

крупными звездами. Мощный,  волнующе-хрипловатый  голос  Дженис  завораживал

публику.

     Деньги,  которые  ей  начали  поступать,  она  тратила  на  алкоголь  и

наркотики. На  фестивале  в  Монтерсе,  на  котором  она  была  звездой,  ей

повстречался  Джимми  Хендрикс.  "Они  мгновенно  признали  друг  друга,   -

вспоминает ее ударник. — Они одинаково прожигали свои жизни и,  кроме  того,

оба испытывали сексуальный голод". Джимми и Дженис  провели  вместе  ночь  и

встретились еще несколько раз. У них мог начаться настоящий любовный  роман,

но через три недели Дженис решила порвать с Хендриксом из-за его жестокости;

он любил бить своих партнерш. Джимми мог быть даже опасен  и  несколько  раз

вынужден был заплатить крупные суммы своим случайным любовницам,  чтобы  они

не подавали на него в суд. Именно с Джимми Дженис открыла и полюбила героин.

     После Хендрикса у Дженис была еще любовная связь с  рок-звездой  Джимом

Моррисоном. "Джим и Дженис спали вместе, хотя и не переносили друг друга,  -

рассказывает владелец клуба, в котором они познакомились. -  Они  без  конца

скандалили".

     Дженис с оркестром на долгие месяцы уезжала в турне. Каждый вечер после

концерта она шла в какой-нибудь ночной клуб и искала любовника или любовницу

на ночь. Часто ее поиски были безуспешными, и  она  проникалась  завистью  к

своим товарищам, у которых не было недостатка  в  выборе.  Однажды  в  одном

итальянском ресторане в Нью-Йорке она взорвалась: "Это  нечестно,  парни!  У

вас всегда есть девушки, которых вы хотите, а  мне  нужно  таскаться,  чтобы

найти типа, который бы не боялся меня трахнуть". Она  повернулась  к  своему

секретарю  и  приказала:  "Давай,  иди  на  улицу  и  приведи  мне   первого

симпатичного парнишку, которого встретишь".

     Через четверть часа секретарь вернулся с длинноволосым парнем, одетым в

африканское пальто и говорящим с британским акцентом. Дженис оглядела его  с

ног до головы. "Неплох, — одобрила она. — Садись, красавчик. Знаешь, кто  я?

Дженис Джоплин. А кто ты?" Парень ответил: "Эрик Клептон".

     Начиная с 1969 г., окружение Дженис  начало  серьезно  беспокоиться  за

нее.  Она  все  больше  пила  и  кололась.  Нужно  было  регулярно  отменять

выступления, так как она была не в состоянии подняться на сцену.

     В 1970 г. Дженис  встретила  человека,  который  предложил  ей  руку  и

сердце. Его звали Сет Морган, он был дилер, и они  познакомились,  когда  он

приносил ей кокаин. Дженис влюбилась в него  и  начала  строить  планы:  они

откажутся от наркотиков, поженятся,  она  порвет  с  миром  рок-н-ролла.  Ее

интересовало кино, и в этот момент молодой артист,  режиссер  Джек  Николсон

предложил ей роль  в  фильме.  Дженис  записалась  на  курсы  драматического

мастерства, но ни разу там не появилась. Ее связь с Сетом принимала для  нее

нежелательный оборот. Он все время отсутствовал, и она, наконец, поняла, что

он не собирается на ней женится.

     4 октября 1970 г. после сеанса записи в Сансет  Саунд  в  Лос-Анджелесе

она заперлась в своей комнате и ввела огромную дозу героина.  Дженис  умерла

быстро, но ее нашли только через восемнадцать часов. Следователь заявил, что

смерть наступила в результате передозировки. "Доза настолько  огромная,  что

это явное самоубийство", — говорил он.

Теги: porsche 356c, porsche
Комментарии 1

Связаться с нами:

facebookgooglemailodrsstwittervkvk

закрыть

Соц сети